Добро пожаловать на  05.04.2020 г., 12:11

Андрей Бокотей - "Тот, кто прошел сквозь огонь"

Ректор Львовской национальной академии искусств, профессор, академик Национальной академии искусств Украины, заслуженный деятель искусств Украины, лауреат Национальной премии Украины имени Тараса Шевченко, народный художник Украины Андрей Бокотей недавно отпраздновал свое 75-летие.

Он является известным мастером в области художественного художественного стекла. Его стеклянные шедевры экспонировались на выставках в Украине, России, Франции, Бельгии, Голландии, Польши. По его инициативе в Львове прошло восемь Международных симпозиумов стекла, готовится девятый. Его ученики уже стали признанными в мире художниками, а неутомимый учитель и дальше продолжает поиск новых путей в творчестве и в художественной образовании ... Какое место занимает искусство художественного стекла в Украине? Какова его перспектива? Как готовятся специалисты этой области и какие творческие планы у самого художника? Об этом и другом - в разговоре с ним.

Как Вы пришли к искусству художественного стекла? Это был целенаправленный выбор или случайность?

Я учился в Львовском институте прикладного искусства на керамике, потому что в то время такого отдельного направления не было. Печка у нас появилась позже - где-то в 1963-64 учебном году, а я учился с 1959 года. Сначала это был отдел стекла и пластмассы, довольно слабый, но в то время на Львовской керамико-скульптурной фабрике уже работал художественного цех - очень солидный. Учредителями его были бывший ректор института декоративного и прикладного искусства Эммануил Мисько и проректор Дмитрий Крвавич.

Эти профессора сделали очень много для искусства Львова и Украины также. На керамико-скульптурной фабрике была также экспериментальная бригада и огромная печь, в которой варилось 16 тонн стекла одновременно, было пять окон, где работало 5 бригад: выбирали стекло и делали продукцию. Это были небольшие авторские тиражи. Для сравнения, сейчас в нашей академии работает печь одним окошком, и в ней варится 90-100 килограммов стекла ...

В семидесятых годах во Львове была создана одна бригада, куда приезжали мастера художественного стекла со всего Советского Союза и работали с этой бригадой, потом ехали в Москву, в Худфонда и там отчитывались, потому что эту работу финансировал Худфонда, а основателем был Союз художников СССР. Я закончил керамику в 1965 году и остался работать на кафедре преподавателем, но в 1972 году ушел из преподавательской работы и полностью перешел в этот стекольный цех. Я там дневал и ночевал, зарабатывал на хлеб насущный, потому что в то время имел семью. Мы делали различные заказы: для Тюмени, Харькова, Житомира, Хмельницкого, Ужгорода. Несмотря на то, самостоятельно занимался экспериментами со стеклом.

В Худфонда увидели, что это что-то интересное, и в 1975 году я имел выставку своих работ в Москве. Работал на этой фабрике с бригадами как художник-экспериментатор, разрабатывал определенные темы и писал статьи в журнал «Стекло и керамика». Тот период стал для меня хорошей школой.

В 1981 году мои работы были представлены в России - Ленинграде, в Союзе художников. У нас была группа из пяти человек - двое москвичей, двое ленинградцев и я. Мы сделали тогда «революционную выставку», но к тому времени у нас производились бы предметы быта: пепельницы, вазочки, а выставкой «Стекло, образ, пространство» мы сделали маленькую «революцию», которая к тому времени уже происходила в Европе и в мире . Затем эта выставка состоялась в Москве, во Львове.

... Помню свое первое знакомство с скульптурно керамической фабрикой: там изготавливали огромную люстру для шоколадного бара - из металла и стекла на два с половиной метра. Мастера выполнили из металла каркас и задували основу. Так надо было видеть, как они работают, как варится шестнадцать тонн стекла. Так как вулкан, это что-то завораживающее! Во Львове тогда колоссальные мастера были - на весь Советский Союз, а то и на весь мир. Я пришел на второй день, на третий, познакомился с мастерами Гутник и работал с ними до 1988 года.

С Вашей инициативе в Львове прошло восемь Международных симпозиумов стекла, готовится девятый. Что можно сказать о них, о месте львовской гутной школы?

Первый симпозиум состоялся в 1989 году, еще в советское время. Во Львов приезжали «светила» стекла из прибалтийских республик, из Грузии, Армении, Молдовы. А перед тем, в 1988 году, с территории Союза нас трое поехали на международный симпозиум в Чехословакию. Это было событие, ведь туда съехались художники по стеклу со всего мира. Я с ними познакомился, меня стали приглашать на такие симпозиумы в Венгрию, потому что знаю венгерский язык, ведь родился на Закарпатье.

Так и родилась мысль: а почему бы не проводить такие симпозиумы у нас? И уже на такой первый симпозиум стекла мы пригласили гостей из Финляндии, Чехии, США, из Венгрии, из Германии. Это были мастера мирового уровня. Из Бельгии приехал Президент Международной ассоциации историков стекла Жозе Филипп. Итак, симпозиум стал международным сразу. Нам даже выделили на его проведение 30 000 рублей, в то время это было достаточно.

Дальше мы пошли по тому принципу, что и в Чехословакии, и стали проводить симпозиум каждые три года. К нам приезжали очень серьезные художники со всего мира. Наши студенты имели возможность видеть работу хрестоматийных лиц вживую. Это имело колоссальное значение и для студентов, и для развития художественного стекла в Украине.

В Украине тогда было много разных заводов художественного стекла, а наша Львовская фабрика не имела аналогов во всем Советском Союзе. Конкурентом ее как могла быть фабрика художественного стекла в Новом Боре у Праги. В Чехии тогда серьезные заводы были, но сейчас ситуация несколько изменилась. Украина по художественному стеклу в мире знают, и немалую роль здесь сыграли львовские симпозиумы. На них приезжали представители из Австралии, Америки, Гонконга, Китая, почти вся Европа - всего было представлено более тридцати стран мира.
Ваши работы выставлялись на многих в разных странах. Где искусство воспринимается лучше?

Хорошо воспринимается в разных странах, но я бы особенно хотел выделить Францию. Там есть такой учебный центр в Ван де Шатель, и я несколько раз возил туда наших студентов - по десять человек каждый раз. Еще в 1992 году у меня была персональная выставка во Франции, и там я познакомился с директором этого центра, мы подружились, нас стали приглашать в Ван де Шатель. В течение десяти дней мы показывали французским коллегам интересные вещи, имели персональные и групповые выставки. И французские студенты приезжали на наши симпозиумы.

Эти контакты продолжаются. В октябре этого года мы проведем IX Международный симпозиум стекла, и я надеюсь, что представители этого центра приедут к нам.

Какова перспектива этого вида искусства в Украине?

Пока перспектива во Львове, в других городах я не вижу, хотя у нас есть Ассоциация художников стекла. Туда входят все заводы промышленного характера, даже те, которые производят бутылки, а вот художественных заводов у нас нет, разве какие-то маленькие, кустарные.

Как сейчас готовят специалистов в области стекла?

Мы стараемся, чтобы наши студенты знали не только гуту, потому стекло - это и витраж, и холодная обработка, и гравировка, подогрев, термоформаж, очень много различных техник. Этим занимаются во всех учебных заведениях, так это небольшие средства, а вот гутных печей нету - ни в Москве, ни в трех прибалтийских странах, ни в соседних Польше и Венгрии, а у нас во Львове есть. И нам министерство помогает в этом деле. Это очень важно, учитывая то, что печь керамико-скульптурной фабрики не работает, и вообще среди десятка львовских стекольных заводов сейчас работают единицы.
На всех шести курсах у нас учится около семидесяти студентов. Это немало - вижу, что стеклом интересуются. В прошлом году на эту специальность был конкурс 3-4 человека на место. Мы не смогли принять всех желающих.

Откуда у Вас такая тяга к искусству?

Этому я обязан своей матери. Она была музыкантом и учила нас, пятерых детей, музыки. Мы все играем на каком-то инструменте. Я учился играть на баяне, учился в просветительском техникуме в городе Хуст, был концертмейстером, руководил хорам, но сложилось все по-другому. Мой младший брат тоже закончил институт прикладного и декоративного искусства и сейчас занимается живописью, резьбой по дереву. Моя старшая на четыре года сестра руководит в Мукачево хором, играет на аккордеоне. Младшая сестра закончила Дрогобычский пединститут, тоже по специальности музыкант, а младший брат, который живет в Германии, делает фантастические вещи из дерева, учит детей.

Как Вас воспитывали дома?

Стержнем воспитания был отец, учил как следует быть порядочным человеком Любил говорить: «Сын, сей добро». И я стараюсь это делать, насколько это мне удается. Отец как греко-католический священник был репрессирован, шесть лет провел в лагерях. Мама осталась с пятью детьми, мы очень нуждались. Меня отдали в одну семью, младшего брата - в другую. Это все очень сложно, я не люблю об этом рассказывать ...

Недавно Вы отпраздновали важную дату - 75-летие. Каковы дальнейшие творческие планы?

Много времени у меня занимает ректорская работа, подготовка IX Международного симпозиума стекла, поэтому работать у печи приходится по выходным. Сейчас меня пленяет графика, а вообще я работаю над объемными вещами. Что-то заранее предпринимаю, но спонтанность здесь очень велика, импровизации - 90%. Большое значение имеет опыт. Мне хочется работать, пока есть силу. Это счастье, когда я оказываюсь у печи, мурашки бегают по спине от удовольствия ...

Недаром поэт и общественный деятель Роман Лубкивский сказал о Вас: «Тот, кто прошел сквозь огонь». Спасибо за интересную беседу.

Фото: Иосиф Марухняк

Что имеет отношение

Comments
Андрей Бокотей - "Тот, кто прошел сквозь огонь" | 0 Комментарии | Создать учётную запись
Следующие комментарии принадлежат тем, кто их опубликовал. Этот сайт не несёт ответственности за содержание комментариев.

Подписаться на рассылку

Poll

Функции пользователя

Интересно

Новое на сайте

Сейчас на сайте

Поиск по сайту